typography
Цитатник: Джорд Оруэлл
Эссе Джорджа Оруэлла "Politics and the English Language" - "наше все" для мира, пишущего на английском языке. Его изучают в школе, университете, пишут по нему изложения и сочинения, бесконечно цитируют. Но актуальности и новизны эта работа не теряет. Эссе было опубликовано в 1946 году, а в 2010 в США вступил в силу закон Plain Writing Act, по которому все госслужащие, включая юристов, обязаны использовать простой и доступный язык в письменном и устном общении. Иначе им грозят штрафы. В кабинетах госучреждений висят длинные списки простых слов, которые сотрудники обязаны употреблять.
Тот, кто контролирует настоящее, контролирует прошлое. Тот, кто контролирует прошлое, контролирует будущее.
Английский язык международный, на нем так или иначе говорят более 1,6 млрд человек. Поэтому официальный английский должен быть понятен даже "негру преклонных годов". Русский тоже международный, на нем говорят больше 160 "родных" национальностей. Поэтому идея закона о "доступном русском языке" кажется мне все больше актуальной. Кто будет нашим Оруэллом? Максим Ильяхов? Англоговорящему миру потребовалось больше 60 лет, чтобы воплотить мысль Оруэлла в жизнь. Возможно, к 2118 у нас такой закон тоже будет. Чтобы понять, на каком уровне "коммуникации" мы находимся сейчас, цитата из "Руководства пользователя личного кабинета" налоговой инспекции. Это тоже копирайтинг! Личный налоговый кабинет должен быть у каждого гражданина РФ, вот какие требования к нам предъявляет Налоговая инспекция:

"Пользователями подсистемы «Личный кабинет индивидуального предпринимателя» являются индивидуальные предприниматели. Для успешного выполнения своих функций пользователи Личного кабинета должны знать нормативно-правовые и методические документы, регулирующие данную сферу деятельности, свободно владеть приёмами работы в среде Windows XP и выше, иметь навыки работы с соответствующими программными модулями подсистемы «Личный кабинет индивидуального предпринимателя".

При каждом последующем обращении к Личному кабинету уже зарегистрированного налогоплательщика, необходимо будет выбрать КСКПЭП. При этом каждый раз будет проводиться проверка КСКПЭП, проверка включен ли налогоплательщик в реестр подключенных пользователей Личного кабинета, а также проверка действующей записи по сведениям ФБД ЕГРИП.

Ключ: догадайся, кто должен выбрать и кто будет проводить проверку? Кто такие ФБД ЕГРИП и как в них зайти?

Чему можно поучиться у Оруэлла? Я вспомнила студенческие годы (мы тоже писали изложение и сочинение по этому эссе) и составила короткий цитатник. Полный текст на русском я нашла здесь: http://www.orwell.ru/library/essays/politics/russian/r_polit

«Но если мысль уродует язык, то язык тоже может уродовать мысль. Скверный язык распространяется благодаря традиции и подражанию даже среди тех людей, которым хватило бы ума ему сопротивляться. Но этот испорченный язык в каком-то смысле очень удобен. Такие обороты речи, как: небезосновательное предположение, оставляет желать лучшего, соображение, которое ни в коем случае нельзя не брать в расчет, — постоянный соблазн, пачка аспирина, которая всегда под рукой. Посмотрите еще раз эту статью и вы наверняка обнаружите, что я раз за разом делал те самые ошибки, которые осуждаю. Сегодня утром я получил по почте брошюру о положении в Германии. Автор сообщает мне, что он «почувствовал необходимость» ее написать. Я открываю ее наугад и чуть ли не первым мне попадается предложение: «[Союзники] имеют возможность не только произвести коренные преобразования социальной и политической структуры Германии таким образом, чтобы избежать националистической реакции в самой Германии, но и в то же время заложить основы сотрудничества и объединения Европы». Видите ли, он «чувствует необходимость» писать — чувствует, по-видимому, что имеет сообщить что-то новое, — и однако его слова, как кавалерийские лошади по сигналу, горна послушно выстраиваются в привычный унылый ряд. Этому нашествию готовых фраз (произвести коренные преобразования, заложить основы) можно противостоять, только если ты все время начеку, а каждая такая фраза анестезирует часть мозга.

i. Никогда не пользоваться метафорой, сравнением или иной фигурой речи, если они часто попадались в печати.

ii. Никогда не употреблять длинного слова, если можно обойтись коротким.

iii. Если слово можно убрать — убрать его.

iv. Никогда не употреблять иностранного выражения, научного слова или жаргонного слова, если можно найти повседневный английский эквивалент.

v. Лучше нарушить любое из этих правил, чем написать заведомую дичь.

Эти правила выглядят элементарными; они и в самом деле таковы, но от всякого, привыкшего писать в принятом нынче стиле, требуют решительной перемены навыков. Можно все их выполнять и при этом писать на плохом английском, но уже нельзя написать так, как показано было на пяти примерах в начале статьи.»

«Скрупулезный автор к каждому написанному предложению задает не меньше четырех вопросов:

1. Что я хочу сказать?

2. Какие слова могут выразить мою мысль?

3. Какой образ или идиома могут ее пояснить?

4. Достаточно ли образ свежий, чтобы произвести впечатление?

И, возможно, еще два вопроса:

1. Можно ли сократить высказывание?

2. Нет ли здесь уродства, которое можно устранить?

Но не обязательно так уж стараться. Этого можно избежать: отпустить себя и позволить избитым фразам хлынуть потоком. Они сформулируют предложения за вас, в какой-то мере продумают за вас мыли, а если понадобится, услужливо скроют часть смысла даже от вас самих».

«Главное, чтобы смысл выбирал слово, а не наоборот. Самое ужасное в прозе – это отдаться на волю слов».

«…проза все реже и реже состоит из слов, выбранных ради их значения, и все чаще и чаще — из «фраз», приставляемых одна к другой, как детали сборного курятника».

«Нужно, чтобы смысл выбирал слово, а не наоборот».

«Но следствие само может стать причиной, подкрепить исходную причину, усилив ее действие, — и так до бесконечности. Человек запил, ощутив себя неудачником, и неудач прибавилось от того, что он запил. Примерно то же происходит с английским языком. Он становится уродливым и неточным потому, что наши мысли глупы, но неряшливость языка помогает нам держаться глупых мыслей».

Каталог извращений:

Умирающие метафоры. Новая метафора помогает мысли, вызывая зрительный образ, тогда как метафора, практически «мертвая» (напр. «железная решимость»), превращается в обычное слово и может быть использована без ущерба для живости. Но между двумя этими типами есть огромная свалка затасканных метафор, которые потеряли свою ассоциативную силу и используются лишь потому, что избавляют человека от труда самому придумывать фразы. Примеры: перепевать на все лады, встать в строй, попирать достоинство, встать плечом к плечу, играть на руку, положить в долгий ящик, лить воду на мельницу, ловить рыбку в мутной воде, внести раскол, на повестке дня, ахиллесова пята, лебединая песня, рассадник порока, буря недовольства, напрасные потуги.

Операторы или словесные протезы. Они избавляют от труда подыскивать нужные существительные и глаголы и в то же время нагружают предложение лишними слогами, придавая ему вид полновесности. Типичные фразы: служить подтверждением чего-то, положить начало чему-то, достигнуть взаимопонимания с кем-то, объявить беспощадную борьбу чему-то, проявлять тенденцию. к чему-то, послужить делу чего-то, обозначить приоритеты, приложить все усилия для достижения чего-то, прояснить позицию, найти точки соприкосновения, получить право на существование, чинить препятствия, предпринять конкретные шаги, подчеркнуть важность чего-то, дать основание для чего-то. Идея здесь — исключить простые глаголы.

Претенциозная лексика. Чтобы принарядить простые утверждения и выдать свою предвзятость за научную беспристрастность, пускают в ход такие слова, как: феномен, элемент, адекватный, объективный, категориальный, виртуальный, фундаментальный, когнитивный. Чтобы облагородить некрасивые процессы мировой политики, их обвешивают словами вроде: судьбоносный, исторический, триумфальный, основополагающий, неизбежный, непреклонный, неодолимый, а прославление войны склоняет пишущего к архаике: железный кулак, неприступная твердыня, меч, щит, стяг, клич, воин, полчища, орды, ратный подвиг.

Бессмысленные слова. В некоторых видах литературы, в частности — в литературной и художественной критике то и дело встречаются длинные пассажи, почти совсем лишенные смысла(3). Слова романтическое, пластическое, органика, ценности, человечность, мертвое, естественное, жизненность, используемые в художественной критике, совершенно лишены смысла, поскольку не только сами не указывают ни на какой поддающийся обнаружению предмет, но и читатель от них этого не ожидает.

Book design is the art of incorporating the content, style, format, design, and sequence of the various components of a book into a coherent whole. In the words of Jan Tschichold, "methods and rules upon which it is impossible to improve, have been developed over centuries. To produce perfect books, these rules have to be brought back to life and applied."
Front matter, or preliminaries, is the first section of a book, and is usually the smallest section in terms of the number of pages. Each page is counted, but no folio or page number is expressed, or printed, on either display pages or blank pages.
Made on
Tilda